Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Календарь Календарь

Партнеры
Создать форум


Вельяминовское укрепление в устье Туапсе (adigy.ru)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Вельяминовское укрепление в устье Туапсе (adigy.ru)

Сообщение автор Greylag в Пн Апр 22 2013, 15:49

Утром 12 мая 1838 года I и II эскадры Черноморского флота, состоявшие из кораблей «Силистрия», «Адрианополь», «Императрица Екатерина», «Султан Махмуд», «Память Евстафия», «Чесма» и «Иоанн Златоуст», фрегатов «Агатополь», «Тенедос», «Штандарт» и «Браилов», брига «Фемистокл», тендера «Луч», пароходов «Северная звезда», «Громоносец» и присоединенного на переходе к черкесским берегам брига «Меркурий», прибыли к устью Туапсе и выстроившись в 800 метрах от берега, бросили якоря.

Во главе объединенной эскадры был сам адмирал М.П. Лазарев, под его руководством готовилась вся десантная операция. На должность главного командира Черноморского флота Михаил Петрович Лазарев вступил в октябре 1833 г., находясь в полном расцвете дарования и творческих сил. Позади были три кругосветных путешествия, героический поход в Антарктиду с Белингсгаузеном, решительная победа над Турецким флотом в Навагинском сражении, несмотря на то, что Черноморский флот к этому времени находился в упадке. Международные отношения потребовали его восстановления, создания портов и опорных баз.

С присущей ему энергией Лазарев смог в короткий срок реорганизовать Черноморский флот, сделав его грозной силой, встревожившей Европу. В период его командования во флоте царил идеальный порядок, железная дисциплина; корабли новой конструкции отличались высокими боевыми качествами и имели роскошный внешний вид. Лазаревым были заложены прочные основы жизненной силы Черноморского флота на все последующие времена.

В составе Черноморского флота к 1850 году насчитывалось более 200 вымпелов, в том числе 16 линейных кораблей, 8 фрегатов, 13 военных и 14 портовых пароходов. Лазаревым был издан первый русский атлас Черного и Азовского морей, а затем и русская карта Средиземного моря. Лазарев воспитал целую плеяду выдающихся русских моряков, таких, как Нахимов, Корнилов, Путятин, Истомин, Шестаков, Лесовский, Бутаков. Позднее лучшим представителем Лазаревской школы был адмирал С.О. Макаров.

Лазарев был инициатором реконструкции флота на основе парового двигателя, сам разрабатывал проекты, сначала колесного, а потом и винтового парохода. Предвидя, что пароходы скоро вытеснят парусные корабли, он предпринимает меры по обеспечению их каменным углем. Для этой цели он командирует капитан-лейтенанта Матюшкина в Донбасс для ознакомления с угольными копями и отбора образцов угля из разных шахт. Донецкий уголь был признан отличным топливом для начавших поступать во флот пароходов. В период командования Лазарева Черноморским флотом особое внимание было уделено им во второй половине тридцатых годов военным десантным операциям у Кавказских берегов и строительству укреплений Черноморской береговой линии.

Сразу же после заключения Адрианопольского мирного договора 1829 года, по которому Черноморское побережье Кавказа отходило к России, Турция и Англия развернули активную подстрекательскую деятельность среди горцев Западного Кавказа за вовлечение их в борьбу против России. Только в одном 1830 г. к берегам Кавказа контрабандным путем прибыло из Турции до двухсот турецких и английских судов с военными грузами. В этих условиях перед Лазаревым стояли задачи: реорганизация службы крейсеров вдоль всего Кавказского побережья от Анапы до Турецкой границы, беспощадная борьба с контрабандистами и работорговцами, изучение побережья и высадка десантов в стратегических пунктах побережья с последующим строительством на занятых плацдармах военных укреплений. За 4 года (1836-1839 г.г.) на Черноморском побережье Кавказа было высажено восемь крупных десантов, пятью из которых командовал Лазарев.

Десантные действия предъявляют к их руководителю особо повышенные требования. Военно-морская история сохранила много примеров полного истребления десантных отрядов при малейшей оплошности со стороны командования. Здесь необходимо совмещать в себе опыт моряка с опытом сухопутного командира, что встречается на практике очень редко. И в этом отношении оказалось очень действенным содружество адмирала Лазарева, командовавшего Черноморским флотом, с генералом Раевским, назначенным начальником отряда десантных сухопутных войск. Это содружество, перешедшее затем в личную дружбу, принесло свои плоды при создании укреплений Черноморской береговой линии путем высадки десантов с моря.

Николай Николаевич Раевский, сын известного героя Отечественной войны 1812 г. генерала Н.Н. Раевского, получил домашнее воспитание под руководством своей матери Софьи Алексеевны, внучки М.В. Ломоносова. В возрасте 10 лет был зачислен подпрапорщиком в Орловский пехотный полк. В Отечественную войну 1812 г. был на фронте с отцом и участвовал во всех боях вплоть до взятия Парижа. Живя в Царском селе, подружился с лицеистом А.С. Пушкиным, эта дружба поддерживалась многие годы.

В 1823 году был произведен в полковники. Имел близкие, даже родственные отношения со многими декабристами (его две сестры были замужем за декабристами: Екатерина - за М.Ф. Орловым и Мария - за декабристом С.Г. Волконским). Н.Н. Раевский и его брат Александр были арестованы в 1826 году по делу декабристов, но за неимением улик следственная комиссия освободила их. Отличился в Турецкую и Персидскую кампании 1826-1829 годов, за что был произведен в генерал-майоры. Вскоре был обвинен в сношениях с сосланными на Кавказ декабристами и отстранен от командования Нижегородским драгунским полком. До 1837 года жил в своем имении в Гурзуфе на южном берегу Крыма, занимался ботаникой. В 1837 году вышел из опалы, был назначен начальником первого отделения, а с 1838 года и всей Черноморской береговой линии, и вновь смог проявить свои блестящие военные способности, энергию и знания. И здесь он опекал ссыльных декабристов: Н.И. Лоре-ра, А.Н. Одоевского, М.М. Нарышкина, Н.А. Загорецкого и др. В своих взаимоотношениях с горцами Раевский проявил гуманность, добивался развития с ними широких экономических связей. Большую заботу проявлял Раевский о солдатах русской армии. Прогрессивные мероприятия Раевского не нашли поддержки со стороны царских властей, что заставило его в 1841 году выйти в отставку. В 1843 г. в возрасте всего 42 лет он умер.

Первоначально, по приказу Николая I, намечавшаяся охранная береговая линия из цепочки укреплений, крепостей и фортов должна была соединиться вдольбереговой дорогой. Но сооружение дорог в условиях, когда горы почти вплотную подступали к морю, было делом чрезвычайно трудным и дорогостоящим. Громоздкий и убыточный способ сооружения сплошного пути М.П.Лазарев предложил заменить путем высадки десантов с моря непосредственно с места возведения крепостей.

Высадку десантных войск в Туапсе проводил сам М.П. Лазарев. Все у него было заранее рассчитано и взвешено до мельчайших подробностей. Каждый офицер и матрос находились на местах и в точности знали свои обязанности. Особое внимание уделил Лазарев вопросу, как распределены грузы в трюмах кораблей, чтобы не было никаких задержек при их выгрузке. Все это было ново и на многие года опередило практику иностранных флотов, где десанты большей частью велись стихийно, без определенного плана, с ненужной беготней и суетой.

Перед высадкой десанта адмирал Лазарев с генералом Раевским и со свитой начальников десантных частей на пароходе «Северная звезда» совершили рекогносцировочное плавание вдоль берега и уточнили на местности движение частей десантируемых войск и контуры плацдарма. С момента прибытия эскадры на берег отовсюду стекались значительные толпы горцев. Окрестные залесенные возвышенности также были ими заполнены. Определить число приготовившихся к отпору горцев не представлялось возможным.

Морской берег в устье реки Туапсе был довольно ровным и открытым, а далее по долине видны были почти сплошные рощи лиственного мелколесья. Жилищ нигде не было видно. Горцы давно знали о предстоящей высадке русских войск и за несколько дней начали собираться в устье Туапсе. Когда флот накануне 2 мая подходил к берегу, видны были толпы пеших и конных в разных местах, по горам горели сигнальные огни, а ночью берег осветился кострами на дальнее расстояние.1

По сигналу с флагманского корабля немедленно были спущены все гребные суда и на них посажены войска первого рейса. После сигнала: «начать бой», по первому выстрелу с корабля «Силистрия» эскадра открыла огонь по берегу из 250 орудий и продолжала бомбардировку четверть часа.

Артиллерийским огнем горцы были отогнаны от берега до полукилометра, лишь часть их осталась на самом берегу, позади вала, нанесенного морским прибоем, в местах, усиленных завалами по окраине густого леса, завалы эти тянулись поперек долины от устья реки Туапсе до возвышения на правом берегу.

После прекращения артиллерийского обстрела по данному сигналу гребные суда с десантными войсками дружно двинулись к берегу. Этот момент запечатлен на известной картине И.К. Айвазовского «Десант генерал-майора Н.Н. Раевского в Туапсе 12 мая 1838 г.», хранящейся в Эрмитаже. Эта большая картина признается одним из лучших произведений Айвазовского, бывшего тогда еще молодым живописцем, только начавшим входить в славу и тщательно исполнявшим свои произведения. Лазарев и Раевский пригласила Айвазовского принять участие в десантных операциях на Кавказском берегу и запечатлеть боевые действия на полотне. Айвазовский с радостью принял предложение и был зачислен на флагманский корабль «Силистрия».

Все гребные суда были разделены на два отделения: первое, составлявшее правый фланг, под командой капитана I ранга Серебрякова, и второе, составлявшее левый фланг, под командой начальника штаба флота капитан-лейтенанта Корнилова.

Гребные суда двинулись к берегу двумя стройными линиями

Первым рейсом перевозилось 3050 человек, б легких орудий и 4 горных орудия. В первый рейс вышли 1,2 и 3 батальоны Тенгинского и 1 и 2 Навагинского пехотных полков. В это же время из Геленджика на бриге «Меркурий» и на транспорте «Чапман» прибыли три роты 4 Черноморского линейного батальона. Высаженные на баркасы этих судов, они вышли на берег в одно время с первым рейсом. Подходя к берегу, суда первой линий сделали несколько выстрелов картечью из ка-ронад, находившихся на носах судов, и подняли весла. Суда второй линии вошли в интервалы между ними, и войска с громким «ура!» бросились в воду и вышли на берег.

Генерал Раевский в своем обычном костюме, т.е. в рубахе с открытой грудью, в шароварах, с шашкой через плечо опередил гребные суда на вельботе и первый ступил на берег.

Войска первого рейса высадились в 500-метровой полосе к подножию возвышенности, находящейся между рекой Псештиш (р. Паук) и Екатерининской балкой.

Быстро построившись, второй батальон Тенгинского полка, составлявший авангард, выслал вперед стрелков и под командой полковника фон Бринка колонной быстро пошел в атаку на возвышенность, стремясь воспользоваться тем, что отступившие под артиллерийским огнем горцы не успели еще вернуться. Немедленно вслед за ним двинулся первый батальон того же полка под командой полковника Ольшевского. На правом фланге двигался второй батальон Навагинского полка под начальством полковника Полтинина. Остальные два батальона - 3-й Тенгинского и 1-й Навагинского полков под командой генерал-майора Лингена, составляя главную колонну, остались для выгрузки и прикрытия б легких и 4 горных орудий, после чего тронулись вслед за авангардом.

При занятии ближайшей возвышенности горцы, скрывавшиеся в густом лесу и кустарниках, начали перестрелку с наступавшими войсками, которые вскоре усилились , особенно на левом фланге.

Быстрыми действиями оттеснив горцев и заняв высоты и второй завал, устроенный на водоразделе между Екатерининской балкой к рекой Туапсе, авангард и правое прикрытие остановились.

Все это время выстроенные в линию напротив устья реки» Туапсе пять баркасов азовских казаков1 под командой подполковника Гана обстреливали из фальконетов лес между завалом и рекой Туапсе, не позволяя горцам, собравшимся на левом берегу, переправиться на правую сторону, чем было обеспечено право прикрытие наступавших войск.

Полковник Ольшевский, не дождавшись подвоза орудий, приказал ударить в бГорцы встретили их дружным ружейным залпом и, когда тенгинцы поднялись к опушке леса, бросились на них в шашки, но были встречены штыками, и завязалась рукопашная схватка. Горцы несли огромные потери, но дрались отчаянно, стремясь успеть вынести тела убитых. Опрокинутые тенгинцами, они откатились на соседнюю высоту.

Менее чем через два часа войска второго рейса тоже были на берегу.

Несмотря на сопротивление горцев, войска без значительных потерь выдвинулись на намеченные рубежи, туда же была подтянута артиллерия. Все окрестные высоты были уже заняты, горцы не решались идти в открытое наступление, продолжая лишь перестрелку.

Левое прикрытие полковника Ольшевского выдвинулось в разгаре наступления дальше намеченного рубежа и потому начало отступать под прикрытием цепи стрелков. Ободренные этим горцы бросились вслед занимать оставленную высоту. Перестрелка резко усилилась, это грозило отходившим по крутому склону русским цепям значительным уроном. Ольшевский повернул цепи назад и его батальон с барабанным боем и с криком «ура!» снова в штыковой атаке занял высоту. Горцы вторично с потерями были отогнаны на соседнюю высоту. Затем, под прикрытием поставленных правее и позади орудий, полковник Ольшевский отвел свой батальон до заданного рубежа. В продолжение всего этого времени три черноморских казачьих полка делали позади войск засеку по всей окружности лагерного места. К пяти часам вечера горцы начали удаляться от позиций русских войск, перестрелка вскоре прекратилась. Заняв все выгодные высоты на правобережье реки Туапсе, десантный отряд в 8 часов вечера расположился лагерем, уже обнесенным со всех сторон высокой засекой.

На следующий день 13 мая войска очищали лагерную территорию от леса и кустарников и усиливали ими засеку. Горцы в значительных силах появлялись перед авангардом и на правом фланге.

В 2 часа дня в лагерь прибыли двое горских старшин для выкупа тел и обозрения лагеря. Чтобы расположить их к себе, Раевский приветливо их принял, показал лагерное расположение, выразил уважение к их храбрости, но постарался убедить, что против русского оружия им не устоять. В отношении выкупа тел убитых в сражении горцев Раевский заявил, что не торгует мертвыми телами и возвратил их без выкупа. Перечисляя выгоды, которые горцы будут иметь, покорясь России, он говорил, что с них не будут взыскиваться подати, у прибрежных крепостей будут заведены базары, где свободно будет продаваться все им необходимое.

14 мая на левобережье Туапсе на расстоянии пушечного выстрела собрались большие толпы горцев. Часть из них подкралась к лагерной засеке на ружейный выстрел, их пули долетели в лагерь и контузило нескольких солдат. Полковник Полтинин двинул против них навагинцев и сводный морской батальон и занял всю нижнюю часть долины реки Туапсе до ее русла, прижатого к левому борту долины. Под прикрытием этих войск саперы занялись вырубкой леса и постройкой новой засеки. Отступавшие и рассеявшиеся горцы со всех сторон продолжали обстрел, конные их группы много раз наскакивали на русских стрелков, стоявших в передней цепи и каждый раз отгонялись ружейным и пушечным огнем. Потери горцев были значительны, они не переставали поднимать и уносить своих убитых и раненых. В полдень все работы прекратились, засека была окончена; горцы, постепенно прекратив перестрелку, разбрелись по своим аулам.1

В рапорте Николаю I об успешной высадке десанта в устье реки Туапсе М.П. Лазарев сообщал: «...необыкновенный успех занятия означенного места, причем убитых нижних чинов только 2 и раненных: обер-офицеров 2 и нижних чинов 8 человек, по всей справедливости приписать должно, во-первых, действию артиллерии с флота, очистившей весь берег от засевшего там неприятеля, принужденного бежать в горы за черту выстрелов, во-вторых, быстрой высадкой войск, коих в первый рейс свезено при б орудиях более 3 тыс. человек, и, в-третьих, распоряжениям генерал-майора Раевского, подкрепленным совершенным знанием войсками вверенного ему отряда образа здешней горной войны и блистательной храбрости этих войск, с которой они вытеснили черкес из засад и тем завершили дело» В ночь с 30 на 31 мая разыгравшимся жестоким штормом были выброшены на берег несколько судов эскадры в том числе бриг «Фемистокл», тендера «Луч» и «Скорый», транспорт «Лонжерон» и только что полученный из Англии пароход «Язон», а также 8 зафрахтованных купеческих судов. При этом крушении судов в Туапсе погибли три офицера и 46 нижних чинов, преимущественно с парохода «Язон».

До первых чисел июля 1838 года войска занимались устройством и оборудованием новой крепости. 5 июля прибыла Черноморская эскадра и последующие два дня производилась погрузка на военные и зафрахтованные суда.

Эскадра с десантными войсками двинулась к северу для занятия следующего плацдарма в устье реки Шапсухо.

9 июля перед погрузкой войск на военные суда была проведена панихида об умерших от болезней и ран в Туапсе и о генерал-лейтенанте Вельяминове, в честь которого был назван форт.

Александр Александрович Вельяминов - один из прогрессивных генералов русской армии, выделявшийся своим умом, многосторонним образованием, твердым характером. Г.И. Филипсон писал о нем: «... Его убеждения построились на творениях энциклопедистов и вообще писателей конца XVIII века... с властями держал себя самостоятельно... не было и нет другого, кто бы так хорошо знал Кавказ, как А.А. Вельяминов... как в военном деле, так и в мирной администрации это был самобытный и замечательный деятель».1 А.А. Вельяминов, стремясь смягчить участь переведенных из Сибири на Кавказ ссыльных декабристов, разжалованных в солдаты, опекал их, обращался с ними «учтиво, ласково и не делал никакого различия между ними и офицерами».2

29 февраля 1840 года горцы, воодушевленные удачным взятием форта Лазарева в устье Псезуапсе, совершили внезапное ночное нападение на Вельямановское укрепление в устье Туапсе. Гарнизон форта был захвачен врасплох. Горцы почти без сопротивления ворвались в офицерские флигеля и казармы первой роты; захватив ружья и пистолеты, рубя шашками сопротивлявшихся, перевязали полусонный гарнизон. В это время вторая рота успела выстроиться и встала под ружье в ожидании ротного командира; не имея руководства, солдаты не знали, на что решиться. Наконец, видя, что толпы горцев, проникших в крепость, увеличиваются, не дождавшись офицера, солдаты бросились в ожесточенную атаку, но силы были слишком неравные, большинство полегли под шашками, лишь необолыная группа до 20 человек отступила с фельдфебелем в блокгауз и заперлась там.

Горцы, разграбив укрепление, окружили блокгауз и потребовали сдачи. Им в ответ были только выстрелы. Тогда горцы обложили блокгауз хворостом и подожгли его. Пламя охватило здание. Солдаты долго сохраняли героическое молчание. Несколько голосов кричало: «Умрем братцы, но не сдадимся». Однако не все оказались способны на такой самоотверженный подвиг. Несколько человек, стоявшие перед дверьми блокгауза, увидев его объятым пламенем, отворили их и сдались первые, но тут же были изрублены саблями. Остальных перевязали и отвезли в горы.-

В письме от 27 марта 1940 года А.С. Меньшикову о захвате горцами форта Вельяминовского М.П. Лазарев сообщает: «... при овладений черкесами форта Вельяминовского Навагинская гренадерская рота, за несколько дней в оное высаженная для подкрепления гарнизона, защищалась до последней крайности и вся легла на месте, исключая только 15 человек. При этом деле сборище черкес было, как говорят, до 7 тысяч, которые, несмотря на то, что 700 из них было убито и очень много раненых, превосходным числом взяли, наконец, верх и укреплением овладели»1.

10 мая этого же года высадкой нового десанта Раевский вновь занял Вельяминовское укрепление. Найденные в форте останки 141 человека из бывшего гарнизона бали торжественно захоронены.

Инженером-полковником Постельсом был срочно составлен новый проект Укрепления Вельяминовского. С транспортных судов сгрузили новую крепостную артиллерию, заранее заготовленные строения и палисад, полугодичный запас продовольствия для одной тысячи человек гарнизона и на 7 тысяч человек десантных войск на период строительства крепости (на 2,5 месяца). В устье Туапсе были оставлены три батальона Пражского полка, третий пеший казачий полк, команда саперов и крепостная артиллерия под командой генерал майора Осипова; остальные войска 21 мая отплыли с эскадрой для высадки десанта на Псезуапсе для восстановления форта Лазарева.

Лейтенант Н.Н. Сущев в своей записке об укреплениях Черноморской береговой линии оставил следующее описание вновь отстроенного Вельяминовского укрепления (по состоянию на 1847 год): «... Новое прекрасное укрепление воздвигнуто на том же месте. Башни и блокгаузы обстреливают его и отстоят от вала на ружейный выстрел. 18 орудий защищают самое укрепление, кроме того, в каждой башне находится по два, а в блокгаузе по одному орудию. Гарнизон состоит из 800 человек линейных батальонов, девяноста артиллеристов и 18 казаков. Здесь сохраняются запасы артиллерийские для всех укреплений второго отделения, лежащих ниже Туапсе.

Прочное и хорошее устройство укрепления и сильный гарнизон его недоступны для горцев. Несколько раз в последнее время, изнуренные голодом или подстрекаемые подосланными от Шамиля, черкесы собирались многочисленными толпами на высотах, окружающих Туапсе но никогда не подходили за линию пушечного выстрела, потому что майор Крылов, комендант укрепления, не жалеет картечи и ядер и держит строго соседей. Гарнизон имеет свой скот, луга и безопасно отправляет отделение на работу и рубку леса. Высокое положение Вельяминовского укрепления весьма способствует и сохранению здоровья гарнизона, и в этом отношении оно имеет большие преимущества перед другими поселениями по береговой линии»1.

Форт Вельяминовский располагался на небольшой плоской возвышенности, вблизи берега моря, на правобережье долины р. Туапсе. В нем были постройки для гарнизона (солдатские казармы, офицерские дома, лазарет, кухня и т.п.). Три блокгауза были внутри крепости и четыре за его стенами на расстояниях от 160 до 300 м; выше на горе, на расстоянии пушечного выстрела была построена каменная башня. С нижней стороны укрепления был устроен небольшой, но хороший сад, вдоль спуска к морю и внутри укрепления тянулись аллеи тополей. В начале Крымской войны в 1854 году Вельяминовский форт, как и другие укрепления береговой линии, из-за невозможности их оборонять, был взорван, гарнизон эвакуирован. Десять лет спустя, 23 февраля 1864 года, Даховский отряд русских войск нашел на месте форта только его следы. В разных местах вокруг форта были найдены 16 старых чугунных испорченных крепостных орудий. На развалинах бывшего форта Вельяминовского войсками Да-ховского отряда был возведен пост Вельяминовский, вокруг которого со временем начал формироваться поселок (посад), а затем и город Туапсе.

Greylag

Сообщения : 248
Дата регистрации : 2013-02-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения