Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Календарь Календарь

Партнеры
Создать форум


Зольское восстание 1913 года

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Зольское восстание 1913 года

Сообщение автор Greylag в Ср Апр 10 2013, 17:00

Восстание кабардинского крестьянства в 1913 г. явилось результатом проведения в жизнь, в конкретных условиях Кабарды, столыпинской аграрной реформы. Первоначальная задумка П.А. Столыпина заключалась в наделении землей наиболее успешных крестьян, что должно было создать богатое крестьянство. Столыпин утверждал, что, пока крестьянин беден, не обладает личной земельной собственностью, пока он находится в тисках общины, он остается рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы. Реформатор надеялся таким образом избежать назревающей крестьянской революции, ведь без опоры на крестьянство, революция была невозможна. А богатое и довольное своим положением крестьянство не взялось бы за оружие против царя. Но в условиях Кабарды того времени данная реформа обернулась в совершенно противоположную сторону. Отнятые у крестьян-общинников земли попадали в руки кабардинских феодалов.

Представители кабардинской элиты, сговорившись между собою, стали распространять слухи, о том, что якобы из Петербурга получена телеграмма о передаче крестьянских земель кабардинским конезаводчикам из числа местных князей и феодалов. Поэтому на особом совещании кабардинской элиты под председательством начальника Нальчикского округа, полковника Клишбиева, был составлен проект прошения от имени «кабардинского народа» о восстановлении в Кабарде частного конезаводства и передаче пастбищных угодий крестьян конезаводчикам. Это прошение, адресованное на имя главнокомандующего Кавказской армии, должны были подписать представители всех кабардинских аулов. Для этой цели, собственно, и был созван 24 апреля 1913 г. в Нальчике съезд доверенных представителей от сельских обществ Большой и Малой Кабарды. На повестке дня съезда стояло первым и центральным вопросом «утверждение проекта договора на сдачу в аренду Зольских и горных хуторских участков».

На съезде делегатам было предложено подписать заранее составленный проект прошения. Князья и помещики, составлявшие подавляющее большинство делегатов съезда, конечно, без какого-либо давления со стороны подписали прошение, а представителей крестьян заставили подписать прошение под угрозой быть арестованными.

Так было сфабриковано прошение от имени «кабардинского народа», которое в спешном порядке было послано на утверждение главнокомандующему Кавказской армией.

Данное прошение, отвечавшее исключительно интересам элиты, очень быстро было утверждено и с такой же быстротой главнокомандующий Кавказской армией выслал начальнику Терской области генералу Флейшеру «Новые правила пользования Зольскими пастбищами» для проведения их в жизнь.

Зольские пастбища, на которых разыгрались события 1913 г., со стародавних времен были в собственности кабардинского народа. Однако в первой четверти XIX в., в связи с развернувшейся военной колонизацией на Северном Кавказе, Зольские пастбища были отняты у народа и объявлены казенными, с размещением на них кордонных постов Кавказской военной линии. Кабардинцы стали ходатайствовать перед царской администрацией о возврате пастбищ. Распоряжением царя от 1844 г. Зольские пастбища были возвращены кабардинцам во временное пользование, а уже от 20 августа 1863 г. законодательным актом они и вовсе были закреплены за кабардинским народом. Таким образом, Зольские пастбища представляли собою общинные земли и до передачи их, в силу новых правил, утвержденных главнокомандующим Кавказской армией, кабардинским коннозаводчикам ими пользовались все на общинных началах.

С конца апреля крестьяне Большой и Малой Кабарды гнали свой скот на Золку – Зольские степи и там пасли его до середины июня, а потом перегоняли в нагорную полосу. С конца августа из нагорной полосы скот опять перегонялся на Зольские пастбища, которые к тому времени вновь покрывались свежей травой, и пасся он там до конца октября и только после этого угонялся уже на всю зиму домой.

Такой порядок пользования Зольскими пастбищами, который более или менее удовлетворял всех, был изменении коренным образом на апрельском съезде, по решению которого Зольские пастбища были предназначены кабардинским коннозаводчикам из числа дворян и князей. В вышеупомянутых «Правилах…» постоянного пользования кабардинскими пастбищными землями, утвержденных главнокомандующим войсками Кавказского военного округа Воронцовым-Дашковым, говорится, что половина Зольских земель имеет целью поддержать среднее и отчасти крупное кабардинское коневодство.

В результате сложившихся обстоятельств, среднее и беднейшее крестьянство оказалось в плачевном положении. Крестьяне лишились своих пастбищ и выгонов, которыми они издавна пользовались на общинных началах. Им негде было пасти скот, овец, своих рабочих лошадей, негде было косить на зиму сено.

И кабардинские крестьяне, ограбленные своими же князьями, выступали против постановления царского правительства о передаче общинных Зольских пастбищ кабардинским конезаводчикам.

После апрельского съезда по всей Кабарде пошли слухи, что коннозаводчики решили отобрать у крестьян Зольские пастбища. В связи с этими слухами в настороженном крестьянстве пошло глухое волнение, которое 30 мая 1913 г. вылилось в вооруженное крестьянское движение, в короткий срок охватившее большое количество кабардинский сел.

Ядро крестьянского движения зародилось в селении Наурузово, откуда быстро стало распространяться и на другие аулы. Началось движение утром 29 мая в Бжехоковском квартале. Наиболее активными участниками и организаторами движения в Бжехоковском квартале были жители названного квартала Пшимахо Ирижев и Мет Имамов, которые объяснили собравшемуся народу, что утвержденное царским правительством новое положение, передающее Зольские пастбища местным коннозаводчикам из числа кабардинских князей и феодалов, ставит кабардинских крестьян в безвыходное положение, а потому необходимо прогнать коннозаводчиков с Зольских пастбищ и занять их своим скотом.

Простые слова, обращенные через Пшимахо Ирижева к крестьянским массам Кабарды, были всем понятны и близки, а потому тут же решили послать делегатов в соседний Атлескировский квартал с предложением присоединиться к решению бжехоковцев и на следующий же день, 30 мая, отправиться со скотом на Зольские пастбища.

Депутатами от бжехоковцев в Атлескировский квартал были Ирижев и Имамов, которые при активном содействии жителей Атлескировского квартала – Яхьи Шибзухова, Мусы и Хоруна Закуреевых и Али Бенашарова – в тот же день, 29 мая, через атлескировского квартального глашатая Салеха Пшинокова, оповестили жителей, что на 30 мая назначен общенародный сход. Следует отметить, что крестьяне Атлескировского квартала уже были подготовлены к предстоящим событиям, так как еще до прибытия депутатов от бжехоковцев среди них велась агитация за захват Зольских пастбищ жителем Бжехоковского квартала Мурзабеком Абазовым и жителем Атлескировского квартала Фицей Казановым.

На следующий день, 30 мая, все мужское население Бжехоковского квартала двинулось в Атлескировский квартал на общественный сход, продолжавшийся очень недолго, после чего крестьяне обоих кварталов под руководством Пшимахо Ирижева и Мета Имамова приняли присягу по обычаю «Запабаш». Присяга по обычаю «Запабаш» заключалась в том, что Мет Имамов и Пшимахо Ирижев стали один против другого с поднятыми вверх руками, образуя ими арку, под которую по одному человеку проходили все собравшиеся крестьяне, и клялись: «Я не отстану от общества, пойду туда, куда идут другие, умру там, где другие умрут». Такая клятва считалась нерушимой.

После окончания присяги, в тот же день, 30 мая, Пшимахо Ирижев отправился в Наурузовский квартал, где выступил перед народом с предложением присоединиться к принятому бжехоковцами и атлескировцами решению о захвате Зольских пастбищ.

Среди Наурузовцев так же велась предварительная агитация Мурзабеком Абазовым. Наурузовцы присоединились к решению бжехоковцев и атлескировцев, и тут же Мет Имамов привел всех к присяге по обычаю «Запабаш». Всех, кто подчинился общему решению выступать с народом на Зольские пастбища, решено было не пускать в мечеть, не хоронить их покойников и вообще подвергать общественному бойкоту. Таким образом, всеми тремя кварталами селения Наурузово была принята присяга и единогласное решение выступить с оружием, занять своим скотом Зольские пастбища.

Параллельно с мероприятиями по организации крестьян селения Наурузово велась активная агитация и в других Кабардинских селах. Жители Наурузово Талиб Хахов и Хакяш Тлепшев были посланы в села Кучмазукино, Тамбиево-I, Тыжево и Коново, в последнем Хахову и Тлепшеву большую помощь оказали Озермес Орквасов и Хаджумар Зеушев. Хахов и Тлепшев были арестованы начальником Нальчикского округа в сел. Баксане. Житель сел. Наурузово Шелеват Лампежев агитировал в Атажукино-II, он имел между прочим столкновение с сельским писарем Иваном Фисаковым, не допустившим Лампежева к телефону, когда тот хотел установить связь с Тутой Гукетловым, посланным для агитации в сел. Атажукино-I.

Центром движения было село Наурузово, откуда рассылались гонцы и агитаторы во все кабардинские села с призывом присоединиться к начавшемуся крестьянскому движению, охватившему уже к 30 мая села: Наурузово, Кучмазукино, Тамбиево-I, Тыжево, Атажукино-I, Атажукино-II, Коново, Ашабово, Сармаково и Каменомост. За неимением более полных данных, в настоящее время не представляется возможным сказать, какие кабардинские села еще были охвачены восстанием. Однако и приведенного перечня сел вполне достаточно, для того чтобы понять масштабы образовавшегося движения.

Днем всеобщего выступления на Зольские пастбища было назначено 31 мая. В этот день все должны были в полном вооружении погнать свой скот на Зольские пастбища. И действительно, утром 31 мая народ стал собираться в сел. Наурузово, чтобы оттуда выступить вместе. В это же утро в сел. Наурузово приехал в сопровождении казаков помощник начальника 1-го участка Нальчикского округа прапорщик Докшоков, который сперва предложил, а потом призвал народ разойтись по домам. А народ не только не расходился, а, напротив, все прибывал из окрестных сел. Тогда Докшоков обезоружил и арестовал несколько почетных стариков, в том числе Пата Мазанова, Увижоко Гукетлова, Хизыра Озрокова, Пита Бекова и других. Однако возмущенный поступком Докшокова народ немедленно освободил арестованных, а Докшоков, отделавшись побоями, спасся бегством.

Инцидент с прапорщиком Докшоковым как бы послужил сигналом к всеобщему выступлению крестьянских масс, широкой волной устремившихся на Золку. Крестьяне перечисленных выше сел, вооруженные ружьями, пистолетами, лопатами, вилами, веревками и другими орудиями, погнали скот на Зольские пастбища.

Не дремала и местная, не на шутку запуганная, окружная администрация. От сельского правительственного старшины и до начальника Нальчикского округа вся местная администрация была поставлена на ноги. Администрация попыталась своими собственными силами сдержать народные массы от наступления на Зольские пастбища. Сам начальник Нальчикского округа полковник Клишбиев с отрядом стражников и казаков выехал в сел. Ашабово и попытался вернуть народ обратно в аулы. Но народ в своем решении был непоколебим. «Мы захватили с собою лопаты, - ответили возбужденные массы полковнику Клишбиеву на его приказание вернуться обратно, - сами себе выроем могилы и умрем, но обратно мы не пойдем».

Прорвав живую цепь из конных стражников и казаков, избив на глазах полковника Клишбиева правительственного старшину сел. Ашабово Джанмурзу Аджиева, крестьянские массы двинулись на Зольские пастбища, на которых вместо согнанных табунов коннозаводчиков, уже пасся крестьянский скот, охраняемый вооруженными крестьянами.

Окончательно убедившись, что своими силами не справиться со все возрастающим и принявшим угрожающий характер крестьянским движением, окружная администрация вынуждена была обратиться за помощью к областной администрации.

Из Нальчикского округа, за подписью полковника Клишбиева, посыпались телеграммы одна тревожнее другой на имя начальника области генерал-лейтенанта Флейшера, который не замедлил отправить в Кабарду своего старшего помощника генерал-майора Степанова, получившего от начальника области «надлежащие указания к принятию строжайших мер для восстановления спокойствия и применения, в случае надобности, воинской силы».

Для подавления крестьянского движения в Кабарду были стянуты со всей области крупные воинские силы, которыми командовал начальник штаба войск Терской области генерал Чернозубов, прибывший вместе с генералом Степановым в Кабарду 2 июня. Областная администрация вместе с войсками прибыла на Зольские пастбища. Восставший народ для ведения переговоров с генералом Степановым уполномочил уже знакомого нам Пшимахо Ирижева, который от имени народа заявил Степанову: «Земля Божья, и потому всякий имеет право на ней пасти скот, а у нас наши коннозаводчики отняли наши земли, и мы отнимаем у них свои же собственные земли».

«Земля действительно Божья, - ответил генерал Степанов народу, - но распределяет эту землю между людьми государь император, и вы обязаны подчиниться его закону».

Царские генералы предложили крестьянским массам, во избежание кровавой с ними расправы, освободить Зольские пастбища и разойтись по домам.

После шестидневного упорного сопротивления восставшие крестьяне вынуждены были подчиниться требованию царских генералов. Начавшееся 29 мая массовое движение кабардинских крестьян 6 июня 1913 г. было подавлено. Таким образом, движение 1913 г. длилось девять дней.

Сведения о количестве участников движения 1913 г. настолько разноречивы, что пока не представляется возможным сделать окончательные выводы. По сведениям тогдашней неофициальной прессы, в Зольских событиях принимало участие 1000 человек. По словам же приказа начальника Терской области, в движении участвовало 3000 человек. Производивший следствие по Зольским событиям судебный следователь 3-го участка, Моздокского отдела, в своем постановлении от 29 июля 1913 г. отмечает, что толпа, двинувшаяся на Зольские пастбища, была «весьма большой численности». Называется, наконец, и цифра в 10-12 тыс. человек.

Если принять во внимание почти поголовное участие в восстании всего взрослого мужского населения аулов: Наурузово, Тамбиево-I, Ашабово и частичное участие жителей Кучмазукино, Тыжево, Коново, Атажукино-I и Атажукино-II, то придется признать, что первые две цифры, исходящие из официальных источников, умышленно занижены, а последняя, хотя более приближается к действительности, но тоже явно занижена, ибо, по словам начальника Терской области, в Зольских событиях, вышедших за пределы сел. Ашабово, Тамбиево-I и Наурузово, принимало участие большинство кабардинского народа, а потому «не будь со стороны власти предпринято своевременных мер для подавления беспорядков введением в пределы Кабарды достаточной воинской силы, таковые из аграрной вспышки имели все шансы разрастись в большой стихийный пожар и причинить величайшие бедствия всему кабардинскому народу».

За расправу с кабардинскими крестьянами начальник Терской области ген. Флейшер приказом по области благодарил ген. Степанова, который по словам Флейшера, «умело, быстро и решительно, благодаря твердым и энергичным приемам воздействовал на толпу, ликвидировал беспорядки».

Начальник Терской области ген. Флейшер не остался в долгу и перед окружной администрацией. «Благодарю также, - писал ген. Флейшер, - начальника округа полковника Клишбиева и его ближайших подчиненных за их действия и распоряжения по пресечению и локализации возникших беспорядков, каковые действия я нашел достаточно энергичными, вполне целесообразными, своевременными и правильными».

Отнятые у крестьян Зольские пастбища Царское правительство закрепило за кабардинскими князьями и феодалами, которые отдавали их в аренду тем же крестьянам-общинникам за высокую арендную плату.

После разгрома движения 1913 г. по всей Кабарде наступила полоса черной реакции и репрессий. Пошли бесконечные судебные процессы, аресты и ссылки. Начальником 1-го участка Нальчикского округа капитаном Витгангом 5 июня 1913 г. было арестовано и допрошено из сел. Ашабово 23 человека, Старшим помощником начальника Нальчикского округа подполковником Петровым 7-9 июня было арестовано и допрошено из сел. Наурузово 54 человека. В Кучмазукино, Тыжево и других селах также были произведены массовые аресты. По отрывочным данным, распоряжением начальника Нальчикского округа полковника Клишбиева, за время от 8 до 14 июня 1913 г. было арестовано и посажено в Нальчикскую тюрьму из числа наиболее активных участников Зольских событий 60 человек с последующей передачей следственных материалов о них судебному следователю Владикавказского окружного суда по важнейшим делам.

За время проводившихся арестов в Кабарду были стянуты внушительные воинские силы, значительная часть которых содержалась «в экзекуционном порядке за счет жителей сел. Наурузово, Ашабово и Тамбиево-I».

Приказом по Терской области и казачьему войску начальник Терской области ген. Флейшер пытался «разъяснить» крестьянским массам «всю преступность и беззаконье, резко сказавшихся в их самоуправных действиях… в отношении Зольских пастбищ, представленных на известных условиях коневодами из среды кабардинского же народа», при этом пригрозили им, что «подобные выступления преступны и нетерпимы ни в каком правовом государстве», а потому при новом повторении чего-либо подобного не только понесут наказание отдельные общества и лица, как данное время, но и весь кабардинский народ может постигнуть величайшее несчастие».
Не смотря на то что движение 1913 г. было подавлено, оно, тем не менее, имело огромное значение. Эти события показали, что кабардинское общество может выступать консолидировано для защиты интересов и владений народа.


(по материалам книги «История Кабардино-Балкарии в трудах Г.А. Кокиева. Сборник статей и документов»)

Greylag

Сообщения : 248
Дата регистрации : 2013-02-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения