Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Календарь Календарь

Партнеры
Создать форум


Десант на Майкопский аэродром

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Десант на Майкопский аэродром

Сообщение автор Greylag в Пн Янв 20 2014, 14:12

Десант на Майкопский аэродром

В ночь на 24 октября 1942 г. на Майкопский аэродром был выброшен советский воздушный десант с целью уничтожить базировавшиеся на него самолеты люфтваффе. Моряки-черноморцы, оказавшись в сложных условиях под огнем врага на взлетной полосе, вели бой с превосходящими силами гитлеровцев. Впервые публикуются архивные данные об этой операции.
"...Летчики Черноморского флота совершили налет на вражеский аэродром. Советские бомбардировщики сделали на цель по 5–6 заходов. Затем появились штурмовики, которые обрушили свои удары на прожекторные и зенитные установки противника. Вслед за этим транспортные самолеты сбросили с небольшой высоты парашютистов. Приземлившись, наши десантники подожгли находившиеся на аэродроме самолеты и скрылись. Всего в результате этой операции сожжено 13 и серьезно повреждено 10 немецких самолетов. Наши десантники пробрались через линию фронта и вышли в расположение советских войск".
Из вечернего сообщения Совинформбюро от 11 ноября 1942 г. (газета "Правда" от 12 ноября 1942 г.).
Летом 1942 г. на южном фланге советско-германского фронта сложилась крайне напряженная обстановка. Советские войска сражались стойко и упорно, но под ударами превосходящих сил противника были вынуждены отходить. Гитлеровцам удалось захватить Армавир, Майкоп и Краснодар и выйти на подступы к Туапсе. К 17 августа 1942 г. в ходе проведения Армавиро-Майкопской оборонительной операции войсками Северо-Кавказского фронта враг был остановлен на рубеже Самурская, Хадыженская, Крепостная. Развернулись ожесточенные бои, которые продолжались более четырех месяцев.
В ходе этих боев особенно донимала наши войска вражеская авиация. Имея пятикратное превосходство, она буквально висела над боевыми порядками с рассвета и дотемна. Немецкие самолеты наносили удары по войскам, базам и кораблям, не давали возможности войскам Черноморской группы осуществлять перегруппировки, подвоз материально-технических средств и подход резервов. Было установлено, что основным районом базирования действующей авиации противника был аэродром в Майкопе, на котором, по разведданным партизан, находился авиаполк "Адольф Гитлер". Число самолетов колебалось от 30 до 50. Преимущественно это были истребители типа "мессершмит" и бомбардировщики "юнкерс" с опытными летчиками из 4-го воздушного флота генерал-полковника В. Рихтгофена, аса и любимца Гитлера.
Неоднократные попытки нашей авиации нанести удары с воздуха и уничтожить этот аэродром заметных результатов не дали, так как он имел развитую систему ПВО и был хорошо защищен. Тогда было принято решение провести ночную парашютно-десантную операцию с выброской десанта прямо на летное поле, разработка и проведение которой были возложены на командующего ВВС Черноморского флота генерал-майора В.В. Ермаченкова и его штаб. Успех операции зависел от внезапности, поэтому ее разработка проводилась в условиях строгой секретности. Из участников десанта был допущен лишь капитан М.А. Орлов, командир парашютно-десантной роты ВВС флота, из состава которой выделялся десантный отряд численностью 38 человек. В соответствии с планом, утвержденным Военным советом флота, привлекались 10 бомбардировщиков ДБ-3, два бомбардировщика СБ, два истребителя И-15бис, пять самолетов группы разведки, погоды и контроля результатов операции (два Пе-3 и три Як-1), два транспортных самолета – ПС-84 (типа "дуглас") и ТБ-3 с десантом на борту.
Парашютно-десантным отрядом до его выброски командовал капитан М.А. Орлов, а после приземления – командир взвода старшина П.М. Соловьев. Десантный отряд состоял из трех групп: управления (пять человек), прикрытия (15 человек) и диверсионной (20 человек). Группы прикрытия и диверсионная состояли из пятерок.
К предстоящей операции моряки готовились по специально разработанному плану. Под руководством инструкторов капитана А.П. Десятникова и старшего лейтенанта Г.И. Марущака они совершали прыжки с парашютом, отрабатывали навыки стрельбы и рукопашного боя, изучали трофейное оружие, учились снимать часовых. Десантники изучали по фотоснимкам и схемам места расположения бензобаков на "мессершмитах" и "юнкерсах", наиболее эффективные способы их подрыва с помощью зажигательных бомбочек ЗАБ-1э со взрывателем, который приводился в действие через 22 с, и бутылок с горючей смесью. Для каждого десантника были специально изготовлены универсальные топорики для пробивания бортов самолетов и закладки в них "зажигалок". Конструкция топорика предусматривала разворот лезвия на 90 градусов, и он превращался в кирку для самоокапывания и рубки мелкого кустарника.
Предметом особой заботы командования стала экипировка отряда. Десантники были одеты в комбинезоны и шлемы, имели на груди съемный парашют, а на спине ранец со снаряжением и продпайком. Каждый был вооружен автоматом с двумя дисками (плюс еще 160 патронов), имел пять ручных гранат, кинжал, компас, фонарик, 14-мм фал длиной 12 м, 13 плиток шоколада, пачку печенья, флягу со спиртом, два индивидуальных пакета с йодом, пять пачек папирос, две коробки спичек. На вооружении группы прикрытия имелись три ручных пулемета с двумя дисками каждый (плюс 50 патронов). Парашютисты групп прикрытия и управления имели по две ЗАБ-1э, а диверсионной группы – по три таких бомбочки и по две бутылки с зажигательной смесью.
Десантники в течение 20 дней знакомились с аэрофотоснимками Майкопского аэродрома, графиком базирования на нем вражеских самолетов. Конкретно о своей задаче они узнали только в 18 ч 23 октября 1942 г., т.е. примерно за три с половиной часа до начала операции, на встрече с командующим ВВС ЧФ генерал-майором В.В. Ермаченковым, который довел до них план действий и поставил конкретные задачи, согласованные по целям, месту и времени с точностью до минуты. Присутствующим был представлен аэрофотоснимок Майкопского аэродрома в дешифрованном виде, сделанный в этот день в 17 ч. На снимке было видно, что на летном поле находится 39 самолетов: 28 Ме-109, 4 Ю-88, 3 Ю-52 и 4 самолета связи.
Операция началась 23 октября 1942 г. в 21 ч 19 мин со взлета первой группы бомбардировщиков. В течение 8 мин один за другим в воздух поднялись пять ДБ-3 под командованием майора Д.М. Минчугова и взяли курс на Майкоп с задачей уничтожить самолеты противника на земле и подавить систему обороны аэродрома, отвлекая тем самым на себя его огневые средства. На одном из самолетов летел начальник штаба 63-й авиабригады подполковник П.Г. Кудин, который должен был осуществлять непосредственное руководство действиями бомбардировщиков.
Ночь на 23 октября выдалась лунная. В 21 ч 35 мин взлетели два транспортных самолета. Ведущим шел ПС-84, на борту которого находились 18 десантников из групп управления и прикрытия. Руководителем выброски десанта на этом самолете летел командир роты капитан М.А. Орлов. Пилотировал машину кавалер ордена Красного Знамени капитан П.И. Малиновский, имевший за плечами десять ночных боевых вылетов в Болгарию и Румынию в сложных метеоусловиях над морем.
Ведомым был тихоходный и маломаневренный тяжелый бомбардировщик ТБ-3 (экипаж восемь человек), командиром экипажа которого был старший лейтенант С.П. Гаврилов, награжденный за 20 боевых вылетов орденом Красного Знамени. На ТБ-3 летели 20 десантников из диверсионной группы и два партизана-проводника. Их выброской руководил капитан А.П. Десятников.




В 22 ч 45 мин, как предусматривалось планом операции, над Майкопским аэродромом появилась первая группа бомбардировщиков. Нанося удары с высот от 2100 до 3600 м и с различных направлений, бомбардировщики, действуя одиночно, за отведенные им 40 мин произвели 20 заходов на цель и сбросили 40 100-килограммовых фугасных бомб ФАБ-100. С первыми взрывами ночное небо разрезали лучи 6–8 прожекторов и до двадцати зенитных пушек "эрликон" и зенитных пулеметов открыли огонь по нашим самолетам.
В 23 ч 23 мин прилетевшие из Лазаревского два ночных истребителя И-15бис под командованием капитана А.П. Фурлетова с высоты 400 м стали наносить удары по прожекторам и зенитным средствам, подавляя их бомбами и пулеметным огнем и обеспечивая подход, выброску и действия десантного отряда. В течение 47 минут истребители произвели 18 атак и сбросили четыре 25-килограммовых бомбы АО-25, уничтожив до 5 прожекторных установок.
Через минуту после начала работы ночных истребителей в 23 ч 24 мин точно по плану к железнодорожной станции Майкоп, находящейся в километре южнее аэродрома, вышли два фронтовых бомбардировщика СБ под командованием капитана И.И. Прусова. В течение 3 мин они выполнили на малой высоте два захода на цель, сбросив более 300 мелких зажигательных бомб. На станции возникло два крупных очага пожаров, горели вагоны, склады с боеприпасами, привокзальные строения, мебельная фабрика, создавшие хороший световой ориентир для точного выхода на аэродром транспортных самолетов с десантом. Несколько бомб угодило в казарму, уничтожив не менее 60 гитлеровцев.
Накануне воздушной разведке не удалось вскрыть всю систему обороны вражеского аэродрома. По этой причине бомбардировщики и истребители не смогли надежно подавить огневые средства и прожекторы, которые, как оказалось, находились в южной части аэродрома и в районе ж/д вокзала. В результате транспортные самолеты на подходе к летному полю были захвачены лучами прожекторов и встречены сильным огнем зенитных орудий и пулеметов. Первым в 23 ч 30 мин (точно по времени) к восточной части аэродрома на высоте 500 м со стороны станицы Ярославской подошел ПС-84 и, приглушив двигатели, начал планировать. В ходе боя гитлеровцы сначала не заметили его появления и открыли огонь по самолету уже после начала выброски десанта. Первым шагнул в ночное небо старший краснофлотец В. Перепелица, за ним последовали и другие. Из 18 человек выпрыгнули 15, трое струсили и отказались прыгать. Выброска была завершена через 30 секунд. Обнаружив в лучах прожекторов снижающихся парашютистов, немцы тут же перенесли огонь на них, а ПС-84, пилотируемый капитаном П.И. Малиновским, вышел из зоны огня и стал уходить в предгорья.




Второй самолет с десантниками ТБ-3 вышел к аэродрому с опозданием на 1,5–2 мин и, видимо, не рассчитав планирование, шел на режиме горизонтального полета на полной мощности моторов. В результате он представлял собой хорошую мишень и на высоте 600 м был захвачен лучом прожектора. Тут же на ТБ-3 обрушился шквал огня, он получил четыре прямых попадания зенитных снарядов: три – в хвостовую часть фюзеляжа, где находились стрелок-радист старший сержант П.Т. Раменский и стрелок младший сержант А.К. Кокуров, и одно – в переднюю часть бомболюков, где размещались штурман старший лейтенант А.Г. Гогин, его помощник старший техник-лейтенант А.Т. Гонтарев и парашютисты. Возможно, все они были убиты или тяжело ранены. Но ТБ-3 под управлением С.П. Гаврилова продолжал полет, и над центром аэродрома началась выброска десанта. В этот момент в самолет угодили еще два снаряда, один из которых взорвался в бензобаке. Вспыхнул пожар, десантников обдало горящим бензином. Охваченный пламенем самолет превратился в летящий клубок огня, но выброска продолжалась.
Невероятным усилием воли старший лейтенант С.П. Гаврилов, несмотря на ожоги лица и рук, продолжал управлять самолетом, стремясь удержать его в горизонтальном полете и обеспечить тем самым выброску десантников. Многие из парашютистов прыгали, получив сильные ожоги и сбивая с себя пламя. Младший сержант М.Н. Мальцев и старший краснофлотец А.П. Малышкин уже на снижении при нормально раскрывшихся парашютах сгорели в воздухе. Последним ТБ-3 покинул капитан А.П. Десятников, руководивший выброской десантников. А спустя несколько секунд, объятый пламенем самолет, потеряв управление, перешел в резкое снижение и в 23 ч 34 мин врезался в землю за пределами аэродрома, подняв в небо огромный столб огня. С.П. Гаврилову каким-то чудом удалось в последний момент покинуть машину и затем присоединиться к десантникам.
За этими драматическими событиями с борта ПС-84 наблюдали члены экипажа и капитан М.А. Орлов, а затем и приземлившиеся десантники. По их данным, из ТБ-3 выпрыгнули 17 человек, включая А.П. Десятникова и С.П. Гаврилова. Остальные, в том числе партизаны-проводники и члены экипажа, погибли в самолете.
– Что будет трудно, мы знали, – рассказывал участник десанта Вове Лейбович Гульник, – и сознательно шли на это. И все-таки в первое мгновенье, когда я оторвался от самолета, стало страшно. Кругом рой трассирующих пуль, разрывы зенитных снарядов, слепящие лучи прожекторов. А тут еще при прыжке из горящего самолета мне обожгло лицо и руки. Боль нестерпимая. К счастью, мы приземлились почти совсем рядом с самолетами, и гитлеровцы не решались стрелять в нашу сторону, боясь поджечь свои истребители. Именно на это и был наш расчет: внезапно обрушиться сверху на голову врага.
После приземления, расчищая себе путь автоматным огнем, моряки стали решительно пробиваться к немецким самолетам.
В 23 ч 30 мин, в то время, когда началась выброска десанта, к аэродрому в соответствии с планом операции подошла вторая группа бомбардировщиков в составе пяти ДБ-3, которая начала бомбардировку подходов к летному полю с целью не допустить переброски резервов противника из города и отвлечь на себя часть огневых средств. За 35 минут, отведенных бомбардировщикам для боевой работы, они произвели 21 заход и с высот 2800–3400 м одиночно и сериями по 2–3 шт. сбросили 50 фугасных авиабомб ФАБ-100, вызвав в районе железнодорожного вокзала и южной части аэродрома три крупных пожара.
Приземление группы прикрытия произошло в 400–500 м западнее аэродрома. Собрав под свое начало семь человек и не дожидаясь остальных, чтобы не терять времени, П.М. Соловьёв повел их в заданный юго-западный сектор аэродрома, ориентируясь по горящему вокзалу. Неожиданно на пути их движения был обнаружен немецкий пулемет. Обойдя его с флангов, десантники уничтожили расчет перекрестным огнем и продолжили путь. Впереди показались два капонира, на подходе к которым моряков встретил пулеметный и автоматный огонь. П.М. Соловьёв приказал сержанту А.М. Капустину и старшему краснофлотцу Н.И. Кудзину подобраться к капонирам и, если там стоят самолеты, уничтожить их, а сам с остальными десантниками решил вступить в бой, прикрывая действия товарищей. Капустин и Кудзин, сняв часового, проникли в капониры, где обнаружили два истребителя Me-109. Они открыли кабины самолетов и забросили туда зажигательные бомбочки. Вскоре раздались два взрыва, и "мессершмиты" загорелись.
Тем временем, уничтожив пулемет и до семи немецких солдат, группа под командованием П.М. Соловьёва, ведя огонь по врагу, стала приближаться к другим самолетам. Но чем ближе десантники подходили к ним, тем сильнее нарастал огонь гитлеровцев. Немцы постоянно освещали летное поле прожекторами, но в рукопашную схватку с моряками вступать не решались. Вскоре послышались шум моторов машин и мотоциклов, подъезжающих с северной стороны к аэродрому, лай собак и крики. Гитлеровцы начали подтягивать резервы. Несмотря на плотный огонь, десантники продолжали с боем продвигаться вперед.
Другая группа прикрытия в составе сержанта И.А. Грунского, младших сержантов И.З. Гуромы и Н.М. Гирко, приземлившись северо-западнее аэродрома, сразу направилась в юго-западный сектор на соединение с группой Соловьёва. Сняв окликнувшего их часового, десантники попали под огонь сразу трех пулеметов. В завязавшейся перестрелке они уничтожили расчет одного из них, а с двумя другими вели бой, пока не последовал сигнал на отход.
Несколько десантников из диверсионной группы в составе сержантов В.Л. Гульника, С.М. Львова, А.М. Щербакова, младшего сержанта В.М. Муравьёва, старших краснофлотцев П.Н. Павленко, И.А. Филенко и присоединившегося к ним старшего лейтенанта С.П. Гаврилова приземлились в 400–500 м западнее аэродрома. Но так как пятеро из них были сильно обожжены и не могли передвигаться, группа в бой не вступила и задачу по уничтожению самолетов выполнить не смогла. Капитан А.П. Десятников, возглавивший группу, исходя из сложившейся обстановки решил вывести раненных моряков из боя и приказал боеспособным десантникам оказать им помощь. Но тут моряки столкнулись с немцами, и началась перестрелка. Наши бойцы уничтожили пулеметный расчет, однако потеряли сержанта Щербакова. Часть диверсионной группы в составе сержантов М.А. Типера, Н.И. Безгубенко, младших сержантов Д.И. Голода, И.М. Касьянова и Я.Л. Фрумина, получившего сильные ожоги лица и рук, после приземления попыталась пробиться к вражеским самолетам, но была встречена плотным огнем гитлеровцев и, связанная боем, не смогла этого сделать.
Через 40 минут после выброски десанта 24 октября в 0 ч 10 мин в ночном небе вспыхнули две зеленые ракеты, выпущенные в восточном направлении. Это был условный сигнал старшины П.М. Соловьёва на отход отряда. Увидев ракеты, гитлеровцы значительно усилили огонь. Активнее заработали прожектора, освещая летное поле, но все же группе П.М. Соловьёва удалось, избежав столкновения с противником, обойти аэродром с северной стороны и через шоссе Майкоп-Келермесская уйти в Восточные Сады. Сбор десантников после операции был назначен на 24 октября в 4 ч утра на опушке леса в районе хутора Малова в 6 км юго-восточнее аэродрома. Первой туда прибыла группа старшины Соловьёва в количестве семи человек. Остальные к назначенному времени не подошли, и было принято решение уходить к партизанам.
Следует отметить, что отход десантников превратился в затяжную одиссею сроком почти на месяц, в ходе которой им пришлось вынести нелегкие испытания. Это было вызвано целым рядом причин. Во-первых, не сумев собраться всем отрядом, десантники вынуждены были пробиваться в горы разрозненными группами, по двое и даже в одиночку. Во-вторых, оставшись без проводников и не зная маршрутов движения, они продвигались в условиях горнолесистой местности неуверенно, с трудом ориентируясь по компасу и звездам. Шли голодные, изможденные. Еще хуже обстояло дело с обожженными товарищами. Они нуждались в медицинской помощи, лекарствах, передвигались с большим трудом. В-третьих, после того как десантники покинули аэродром, гитлеровцы бросили на их поиски значительные силы. В лесу рыскали конные разъезды и патрули, состоявшие в основном из казаков-предателей. Устраивались засады и облавы. Поэтому десантники были вынуждены передвигаться в основном ночью, обходя стороной населенные пункты. Но это удавалось не всегда, и подчас приходилось пробиваться с боем. Так, сержанты М.А. Типер и Н.И. Безгубенко, младшие сержанты Д.И. Голод и Я.Л. Фрумин, не доходя до станицы Абадзехской, наткнулись на немецкую засаду. Завязался бой, в котором они уничтожили пулемет, до пяти немцев и, умело используя местность, сумели отойти в лес и скрыться.
Дальше моряки пошли несколькими группами. М.А. Типер и Я.Л. Фрумин в ночь на 29 октября вышли к станице Севастопольской, где подверглись нападению немцев и казаков. Уничтожив пять человек, они ушли от преследования, а затем направились в сторону станицы Даховской. По пути они встретили сержанта Г.Ф. Чмыгу, отставшего от группы старшины Соловьёва. Продвигаясь дальше втроем, 2 ноября на десятый день блужданий моряки первыми прибыли в Хамышки.
Н.И. Безгубенко и Д.И. Голод после боя под станицей Абадзехской также пошли на Даховскую. По дороге они попали в облаву, в завязавшейся перестрелке убили трех гитлеровцев и ушли в лес. Не доходя до Новопрохладного, моряки встретились с партизанами Тульского отряда № 2 "За Сталина", которым командовал Ф.Г. Рудаков. Их накормили, дали отдохнуть и вечером 2 ноября переправили в Хамышки.
Немало пришлось испытать И.М. Касьянову. Оставшись один после боя под Абадзехской, обожженный, не имея помощи, без еды, он не дрогнул. Проявляя исключительное мужество и волю, он продолжал двигаться на юг. Дважды ему приходилось вступать в бой с превосходящими силами немцев. После шести суток скитаний 2 ноября он, наконец, добрался до Хамышков. В тот же день туда прибыли десантники под командованием старшины П.М. Соловьёва. Благодаря мастерству и опыту своего командира им удалось избежать встреч с противником и выйти к партизанам.
Весть о прибытии к партизанам десантников разнеслась с молниеносной быстротой. Как доносил в Южный штаб партизанского движения 4 ноября 1942 г. командир Майкопского партизанского соединения М.С. Попов, к ним прибыли 12 десантников, и в тот же день он распорядился "немедленно принять меры к розыску не вернувшихся десантников".
Благодаря поискам партизан 10 ноября на восемнадцатые сутки в Хамышки прибыли десантники И.А. Грунский, А.П. Сотников, И.З. Гурома и Н.М. Гирко. Как вспоминал И.З. Гурома, давая интервью газете "Известия" 23 ноября 1967 г., их "группа оказалась в горах без единого глотка воды, без продовольствия. Все начали ослабевать, опухать с голоду. Выручили подростки из станицы Севастопольской". Уже после войны, когда И.З. Гурома поселился в Майкопе и работал на станкостроительном заводе вместе со своим боевым другом В.Л. Гульником, он отыскал этих ребят-спасителей. Ими оказались Саша Остроухов, Вася Белокобыльский, Вера Радомская и Люба Литовкина.
Группе И.А. Грунского в ходе двухнедельных блужданий пришлось дважды вступать в бой. Возле хутора Малова десантникам удалось уничтожить пулемет и скрыться. А в районе Даховской гитлеровцы, имея превосходство в силах, взяли отряд в полукольцо и стали сжимать его, намереваясь захватить десантников живыми. В неравной схватке, проявив исключительное мужество, моряки под покровом начавшегося дождя и тумана прорвали окружение и ушли в лес. В том бою И.З. Гурома получил ранение, но продолжал сражаться.
Через три дня 13 ноября в расположение Майкопского партизанского отряда № 1 "Народные мстители" вышла группа капитана А.П. Десятникова. Вспоминая ту памятную встречу, бывший командир отряда С.Я. Козлов, с которым автор этих строк был хорошо знаком, в своей книге "Каленые тропы" писал: "Они еле держались на ногах. Заглянул я одному в лицо, другому и жутко мне стало: не лица, а будто гнойные маски. И руки такие же... Среди них оказалось два офицера – командир корабля и командир десантной группы (старший лейтенант С.П. Гаврилов и капитан А.П. Десятников. – Прим. авт.). Четверо пострадали сильно, а пятеро, менее пострадавшие, служили всем опорой – разведывали дорогу, добывали пищу, помогали передвигаться... Я слушал ребят и поражался их мужеству, стойкости".
Особая забота по лечению раненых и уходу за ними легла на плечи партизанского врача Г. Годизова, которого автор этих строк также хорошо знал, и его коллег. Георгий Губадиевич, опытный хирург, сделал все, чтобы поставить их на ноги. И моряки не только вернулись в строй, они продолжали и дальше сражаться с врагом.
По мере прибытия десантников к партизанам их постепенно переправляли самолетами в Бабушеры. По официальным данным, на 20 ноября 1942 г. из 37 выпрыгнувших моряков вернулись в свою часть 19, четверо находились на излечении в партизанском отряде. Неизвестно было местонахождение старшего краснофлотца И.А. Филенко. Со временем он вернется, а вот судьба остальных 13 десантников долгое время оставалась неизвестной. Прояснилась она 18 июня 1944 г., когда в Майкопе прошло перезахоронение останков бывших десантников в братскую могилу возле аэродрома. Было установлено, что все они погибли. Их опознали прибывшие по приглашению местных властей десять воинов-черноморцев во главе с майором М.А. Орловым, большинство из которых являлись участниками того десанта. М.А. Орлов на траурном митинге назвал имена погибших моряков, а 20 июня они были опубликованы в областной газете "Адыгейская правда" в статье "Они живут в сердцах народных". Вот их имена: Василий Бережной, Федор Кравченко, Александр Малышкин, Михаил Мальцев, Андрей Нащёкин, Николай Нестеров, Василий Перепелица, Алексей Посюк, Павел Скибенко, Сергей Савин, Владимир Типшко, Анатолий Терещук, Александр Щербаков. Вместе с ними были захоронены майкопские партизаны-проводники Гавриил Суханов и Виктор Терещенко. Спустя несколько лет рядом с фамилиями десантников появился скорбный список членов экипажа ТБ-3, погибших при высадке десанта. Это штурман старший лейтенант С.А. Косолапов, пилот старший лейтенант Ф.П. Сухих, бортмеханик старший техник-лейтенант А.Г. Гогин, помощник бортмеханика старший техник-лейтенант А.Т. Гонтарев, механик авиационный сержант М.Т. Глухов, радист старший сержант П.Т. Раменский, стрелок младший сержант А.К. Кокуров.
Сразу после операции ранним утром 24 октября на самолете Пе-3 под прикрытием истребителей была проведена воздушная разведка Майкопского аэродрома. Экипаж самолета-разведчика в составе летчика старшего лейтенанта В.А. Скугаря и штурмана капитана В.Г. Василевского, впоследствии Героев Советского Союза, выполнил аэрофотосъемку, по результатам дешифровки которой было установлено, что на аэродроме уничтожены 13 и повреждены 10 вражеских самолетов. Кроме того, было зафиксировано 11 очагов пожаров. В ходе боевых действий на аэродроме и при отходе десантников в горы были уничтожены более 40 гитлеровцев, около 15 казаков-предателей, 4 пулемета, перерезаны 11 линий телефонной связи и один кабель. Наши потери составили 22 человека погибшими и сбитый самолет ТБ-3. Главным итогом операции стало то, что аэродром на несколько дней был полностью выведен из строя, и это дало возможность войскам Черноморской группировки осуществить перегруппировку и усилить оборону.
Небезынтересно будет узнать, что гитлеровцы, умалчивая, разумеется, о реальных результатах нашего удара по аэродрому, хвастливо раструбили, что десант насчитывал 150 человек, 75 из которых они уничтожили, а остальные разбежались. На следующий день последовало уточнение, что уничтожены уже 123 десантника, а за остальными ведется погоня.
Командующий флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, кратко подводя итоги операции, поставил "смелость и дерзость парашютистов и летчиков ВВС флота при выполнении операции в пример всему флоту". А 9 декабря 1942 г. был издан приказ командующего ЧФ № 75 о награждении большой группы отличившихся моряков орденами и медалями. 22 десантника были удостоены ордена Красного Знамени, в том числе капитаны М.А. Орлов, А.П. Десятников, П.И. Малиновский, старший лейтенант П.И. Гаврилов, старшина П.М. Соловьёв, старший сержант А.П. Сотников, сержанты Г.Ф. Чмыга, И.А. Грунский, В.Л. Гульник, А.М. Капустин, С.М. Львов, М.А. Типер, младшие сержанты И.З. Гурома, В.М. Муравьёв, краснофлотцы Н.И. Кудзин, И.М. Касьянов и П.Н. Павленко были награждены орденом Отечественной войны II степени.
На северной окраине Майкопа, там, где раньше располагался аэродром и высаживался десант, установлен Мемориал павшим героям Гражданской войны. Рядом с ним находится братская могила, в которой покоятся 13 моряков-черноморцев, семь членов экипажа самолета ТБ-3 и два майкопских партизана-проводника, отдавшие свои жизни за Родину в ту далекую октябрьскую ночь. Большую работу по сбору материалов о подвиге десантников провел поисковый отряд "Эврика", образованный в 15-й средней школе г. Майкопа в 1964 г. На протяжении 25 лет отряд кропотливо и упорно занимался поисками участников тех событий, вел с ними активную переписку, в том числе с майором М.А. Орловым. Было собрано значительное количество различных документов и фотографий, что послужило основой для создания в школе прекрасного музея и увековечения памяти героев-десантников.
Ежегодно у памятника морякам проходят посвященные их подвигу мероприятия, в которых принимают активное участие ветераны войны и труда, представители местной власти и общественности города, в том числе мэр Майкопа М. Черниченко, председатель Совета ветеранов Адыгеи Г. Бартащук, а также воины гарнизона, студенты и школьники.
На мраморной плите возвышающегося над могилой обелиска золотом выбиты имена героев, и как символ немеркнущей славы их подвига во имя Родины горит Вечный огонь.
Х.И.СИДЖАХ
Комментарий редакции. В конце 1942 г. – начале 1943 г. на основе парашютно-десантной роты ВВС Черноморского флота был сформирован сначала батальон, а затем 31-й парашютно-десантный полк. Многие из участников десанта на Майкопский аэродром вошли в состав этого полка и впоследствии приняли участие в боях под Новороссийском в 1943 г. Об этом было рассказано в декабрьском номере журнала "Морской сборник" за 2011 г. в статье А. Остюка "31-й парашютно-десантный полк в боях на Малой земле".
Об авторе

Полковник в отставке Хазретбий Исхакович Сиджах родился 25 февраля 1932 г. в г. Краснодаре. В 1949 г. окончил с серебряной медалью Краснодарское (Кавказское) суворовское училище. Позже с отличием окончил Кавказское Краснознаменное офицерское училище и факультет журналистики МГУ, в течение 35 лет проходил службу на различных должностях. Награжден орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени и медалями. Кандидат исторических наук, член Союзов журналистов и писателей России, заслуженный журналист Республики Адыгея. Автор книг "В вихре конных атак", "Адыгейский полк в боях за Родину", "Твои герои, Адыгея" и других. Опубликовал более 300 историко-документальных статей и очерков о Великой Отечественной войне.
"Морской сборник"

Greylag

Сообщения : 248
Дата регистрации : 2013-02-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения