Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Сентябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Календарь Календарь

Партнеры
Создать форум


Заказное убийство княза Джамбулата Болотокова (документы)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Заказное убийство княза Джамбулата Болотокова (документы)

Сообщение автор Greylag в Ср Авг 14 2013, 19:49


5 июня 1838 г.
Секретно.
Военному министру господину генерал-адъютан ту и кавалеру графу Чернышеву.
Командира Отдельного Кавказского корпуса генерал-лейтена нта Головина 1-го.
Рапорт.
Состоящий по кавалерии генерал-майор Султан Азамат-Гирей, командовавший лейб-гвардии Кавказско-Горск им полуэскадроном, при рапорте от 3-го сего мая, № 114, представил на Высочайшее имя прошение, в котором объясняет, что горцы, обвиняя командующего Кубанской линией генерал-майора Засса в распоряжении к убийству Кемиргойского князя Джембулата Ойтекова, подозревают, что он, Султан Азамат-Гирей, был исполнителем этого злодеяния, и потому просит – о производстве следствия к оправданию себя.
Прошение генерал-майора султана Азамат-Гирея, представляя при сем, честь имею присовокупить, что, предполагая быть нынешнего лета, как известно Вашему Сиятельству, на Кавказской линии и на Кубани, я постараюсь, с своей стороны, открыть истину означенного дела и успокоить Султана Азамат-Гирея.
Генерал-майор Головин
№ 110
19 мая 1838
Тифлис

5 июня 1838, № 3902
ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШИЙ, ДЕРЖАВНЕЙШИЙ
ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРЬ И ИМПЕРАТОР
НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ,
САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ, ГОСУДАРЬ ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ!

Просит состоящий по кавалерии
При Отдельном Кавказском корпусе
генерал-майор Султан Азамат Гирей
о нижеследующем.

ВЫСОЧАЙШИМ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА приказом будучи назначен состоять по кавалерии при Отдельном Кавказском корпусе, я возвратился на Кавказ в 1833 году и застал родственника моего Кемергоевского князя Джанболета Айтекова, находившегося между враждующими горцами, над которыми он имел значительное влияние, в 1833 году уже предавшимся России бывшему Главнокомандова вшему Кавказским Отдельным корпусом господину генерал фельдмаршалу князю Варшавскому графу Паскевичу Эриванскому – он явился с покорностию и предался России. Генерал фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич Эриванский ВЫСОЧАЙШИМ именем ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА простил ему все его проступки в продолжительное время его действия против нашей границы и обратив на него, как на лице первенствующаго в горах, признал и утвердил владетелем Кемергойского племени, с которого времени он Джамболет Айтеков остался верным России, но оставался на прежних местах своего жительства.
По возвращении же моем я убедил его по желанию начальства переселиться к границе нашей, уверив его в том, что хотя генерал фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич Эриванский отбыл, но данные им письменные обещания не могут быть нарушаемы местным пограничным начальником генерал-майором Зассом, к которому он не имел по каким-то обстоятельствам доверенности. При переселении своем к границе он оставил свое имущество на то время, пока на новом месте спокойно не водворится, у воспитателя своего, который по обычаям горцев весьма близок был ему, абазехского дворянина Берзека, каковое обстоятельство было известно ближайшему начальству, но вскорости лишь только Джанболет переселился к границе, отряд наших войск под начальством генерал-майора Засса напал на упомянутого Берзека, разорил его аул, причем и взято все оставленное имущество Джамболета, в числе добыч, что было поводом явным неудовольствиям , возникшим между князем Айтаковым и генерал-майором Зассом.
Вследствие чего я получил письмо от генерал-майора Засса, в котором просил меня убедительно, чтобы я непременно приехал к нему в Прочный Окоп и был посредником между им и князем Айтековым; каковую его просьбу я долгом почел исполнить, почему и отправился к нему в Прочный Окоп. По прибытии моем господин генерал-майор Засс сказал мне, что так как он предположил быть в этот день на охоте, то он уведомил о моем приезде князя Джамболета, который ожидал меня за Кубанью, и просил меня чтобы когда приедет он из Закубани попросить его отправиться обратно за Кубань на ночлег и на другой день пригласить на свидание и переговоры чрез посредничество мое. По получении извещения о моем приезде немедленно приехал ко мне князь Айтеков, который посидев у меня несколько времени отправился обратно на ночлег за Кубань в аул, находящийся неподалеку от крепости Прочнаго-окопа, с тем, чтобы на другой день приехать для свидания с генерал-майором Зассом при мне и не доезжая реки Кубани на нашей стороне, около крепости Прочнаго-окопа убит одним ружейным выстрелом заряженного двумя пулями из лесу, чрез который он должен был проезжать. Сие происшествие взволновало умы горцев и распространилис ь между ними разные толки и слухи, между прочим утверждают, что князь Джамболет Айтеков убит по распоряжению генерал-майора Засса и что я был подлым орудием исполнения онаго.
С самых лет до сего происшествия, я пользовался между горскими племенами уважением и в продолжение 26-ти лет в звании русского офицера не одним поступком доселе я не запятнал честное имя и с усердием старался по мере моих сил исполнять по службе ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА поручения, которыми удостаивало меня начальство, и врагов России, хотя бы они были со мною в родстве, почитал и моими врагами, и потому если бы князь Джамболет Айтеков не был предан России, чему лучшим доказательством было переселение его под рукою нашей линии и родственная наша связь не могла бы меня заставить быть с ним в близких сношениях, но он со дня изъявления им покорность свою господину генерал фельдмаршалу князю Варшавскому графу Паскевичу Эриванскому со дня удостоения Его Сиятельство милостиваго внимания он не изменял никакими действиями и был до конца верен своей присяги.
Оскорбление нанесенное мне распространивши мся между горцами сказанным слухом и не будучи в состоянии по совести моей убедить себя, судя по всем вышеизложенным обстоятельствам , в том, что я тут не был употреблен гнусным но слепым орудием, угнетает старость мою и потому повергая сие обстоятельство на ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО воззрение всеподданнейше прибегаю к источнику правосудия и милосердия к престолу ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА со всеподданнейшею просьбою ВЫСОЧАЙШЕ повелеть произвесть строжайшее следствие на месте объясненного происшествия возложив на особу, удостоинаго ВЫСОЧАЙШЕЙ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА доверенности и открыв истину возвратить мне спокойствие, которое потерял вместе с лишением уважения моих соотечественник ов и честное имя русского офицера, ибо будучи выставлен подлым орудием столь гнустнаго убийства могу ли я остаток моей жизни считать иначе как тягостным бременем. Не имея здесь распространятся о подробностях сего происшествия и слухах об оном, и оставляя их до производства следствия, я обязанностию считаю Всеподданнейше присовокупить: что сие происшествие имеет вредное влияние на доверенность к русскому начальству закубанских горцев между которыми нет ни одного человека, пользующегося уважением в своем кругу, который хотя и не сомневаются, что племянник убитого князя Айтекова был причастником его смерти – не был уверен в том, что сие убийство совершено по распоряжению местного нашего пограничного начальника, который не употребил доселе никаких основательных мер, дабы доказать им противное, несмотря на то, что из разных племен закубанских горцев более преимущественно влиятельные князья и дворяне собравшись приезжали в Прочный-Окоп, требуя объяснений, каким образом могло случиться подобное несправедливое убийство столь значительнейшег о между закубанцами князя.
Генерал Майор Султан Азамат Гирей
Мая 3 дня 1838 года.
Город Ставрополь.

№ 3903, 5 июня 1838
Милостивый государь
Граф Александр Иванович
Вместе с тем, Ваше Сиятельство, при секретном рапорте моем, № 110, изволите получить прошение на высочайшее имя ген.-м. Султана Азамат-Гирея, командовавшего лейб-гвардии Кавказско-Горск им полуэскадроном. Он просит, о производстве следствия, для оправдания себя пред соотечественник ами своими подозревающими, что он, по распоряжению ген.-м. Засса, убил родственника своего Кемиргойского князя Джембулата Ойтекова.
По делу этому, кроме донесения ген.-м. Засса, что князь Джембулат Ойтеков неизвестно кем убит, никакой переписки в штабе моем не имеется; и под-руки-же я узнал следующее:
Князь Джембулат Ойтеков, до 1830 года, предводя сильной партией враждебных нам горцев, делал набеги на Кавказскую линию, разорял, грабил наши станицы. В 1830 году, Главнокомандова вший корпусом генерал фельдмаршал князь Варшавский во время экспедиции совершенной под личным предводительств ом Его Светлости за Кубань, признав полезным склонить на нашу строну Джембулата, изволил вызвать его к себе и, в последствии данных им обещаний в покорности нам, утвердил его Владетелем Кемиргойского народа, населяющего пространство между Кубанью и Белой речкой. С тех пор Джембулат прекратил свои набеги, но не переставал питать самой неукротимой ненависти к нам, действуя тайно противу нас.
Живя в весьма неприступных местах на Белой речке, в кругу враждебных нам горцев, он имел всегда дружбу с известнейшими разбойниками за-Кубанскими, предводителями партий и сборищ; наклонял горцев к вражде противу нас, имея на них большое влияние по знатности происхождения, уму, храбрости и фанатической ненависти к нам; был в переписке с находящимся в Турции близким родственником своим известным Сафар-Беем, поддерживая в горцах убеждение в покровительстве турецкого правительства; сверх сего, он имел у себя пленных наших, вопреки условий мирного горца, и жил в самой тесной дружбе с беглым урядником Кавказского линейного казачьего войска, известным разбойником Брагуновым, которого никогда не хотел выдать нам.
Генерал Засс, видя столь неблагонамеренн ые действия Джембулата, требовал, чтобы он выселился из неприступных мест на равнину, если он предан нам. Князь Джембулат Ойтеков решительно не желая исполнить этого, намерился бежать в горы, и для этого отправил в аул враждебного нам абадзеха Берзеч все свое имущество, все богатство, награбленное в наших границах, и ценные вещи, полученные им из Турции и в том числе богатый мундир турецких регулярных войск, присланный ему, как утверждали горцы, от султана. Генерал Засс, узнав это и предвидя, что побег Джембулата в горы, может иметь вредные последствия, по известной его предприимчивост и и вражде к нам, решился лишить его этой возможности, разорил аул Берзеч; между тем – князь Джембулат Ойтеков неизвестно кем убит.
Происшествие это случилось в начале октября 1836 года, и – оставалось без всяких последствий. – На место Джембулата вступил во владение Кемиргойским народом младший брат его поручик князь Шеретлук, благонамеренный и преданный нашему правительству.
… предполагая быть этого лета на Кавказской линии и на Кубани с постараюсь открыть истину, употреблю все старание чтобы успокоить Султана Азамат Гирея, и – сделаю все то, что, по соображении на месте, признаю необходимым и полезным, о чем буду иметь честь своевременно донести Вашему Сиятельству.
Предавая все это на благоусмотрение Вашего Сиятельства, с глубочайшим почтением и совершенною преданностию имею честь быть
Вашего Сиятельства
Покорнейшим Слугою
Евгений Головин
19 мая 1838.
Тифлис
Его Сият. Гр. А. И.
Чернышеву

Секретно.
Милостивый государь,
Евгений Александрович
По докладу Государю Императору письма Вашего Превосходительс тва о предполагаемой Вами необходимости объявлять по вверенному Вам корпусу известия о военных происшествиях на Кавказе и рапорта Вашего Превосходительс тва с приложенным к оному прошением генерал-майора Султана Азамат-Гирея о производстве следствия по случаю убийства князя Джембулата Ойтекова, Его Величество соизволил отозваться, что не желал бы заводить опубликование особенных сведений о военных происшествиях на Кавказе, ибо подобными разглашениями могут воспользоваться иностранцы и употребят их во зло; если же Ваше Превосходительс тво сочтете совершенно необходимым включать об оных весьма краткие, без всяких подробностей, в корпусные приказы известия, то сие допустить, но не иначе как с строгим запрещением печатать из в каких бы то было ведомостях.
Что же касается до просьбы ген.-м. Султана Азамат-Гирея, то Его Величество совершенно одобряет предположение Вашего Превосходительс тва по сему обстоятельству и Высочайше соизволяет на приведение их в исполнение в свое время с тем, чтобы сего благонамеренног о человека успокоить вполне.
Сообщая Вам милостивый государь таковую высочайшую волю к надлежащему исполнению, имею честь быть с совершенным почтением и преданностию.
Вашего Превосходительс тва
покорнейший слуга
Граф А. Чернышев
№ 285, 6 июня 1838, Его Пре-ву Е. А. Головину

РГВИА, Ф. 482. Оп. 1. Д. 62. Переписка ДГШ со штабом Отдельного Кавказского корпуса по ходатайству султана Азамат-Гирея о расследовании обстоятельств смерти его родственника Кермчойского князя Джембулата Ойтекова. 5-6 июня 1838 г.

Greylag

Сообщения : 248
Дата регистрации : 2013-02-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения